Новости

Почему я снова хочу в Непал?

Я хочу того самого, лейксайдовского, чая с масалой.
У меня дома ещё пол банки масалы, которую я с нашей парапланерной базы в конце лета увезла. И ещё масала, долетевшая ко мне из Бира вместе с Парапашей. Но я хочу сидеть в "Свит Мемориз" или где-то рядом, пить горячий чай и смотреть, как мимо кафе идут люди с рюкзаками, русские и европейцы в шароварах из местных лавок. Я и сама двести процентов буду в таких же. 
Это же очаровательная непальско-индийская пилотская традиция: шаровары и толстовка. Или пуховка лёгкая. Я надеюсь, жив ещё мой любимый "бутичок" со штанами, туниками и платьями а ля крашеная мешковина. Раньше я в шароварах этого "дизайна" по пара базе рассекала, а теперь и летаю: в коконе зачётно, можно даже с собой шорты не брать. 
Я хочу зайти в кафе поужинать и видеть сразу четыре знакомых компании. Причём одна будет из Москвы и иже с ними, другая из Сибири, третья с юга России, четвёртая из Питера. А через стену будут крымчане. Через вторую стену казахи. Напротив ещё наши уральские. Со всеми перездороваться, обняться с вновь прибывшими. 
Поутру я хочу, вздрагивая от весенней прохлады, взять себе на завтрак жареную картошку со свежими помидорами и огурцами. Нет ничего особенного в жареной картошке, но после я ещё возьму круассан с шоколадом. В России я не ем круассаны на завтрак. А в Непале ем. 
Ещё в Непале я ем мусаку. 
То, что мусака - это вкусно, для меня открыл Лёша. Ну не люблю я баклажаны, а там ещё поди лук и всякая нечисть. Отлично заходила под рассказы о лётном дне. В одного целой мусаки много. Иногда мы соображали на двоих попутно разгребая горы зелёного салата. 
Я хочу снова смотреть ночью на месяц рогами вниз. 
У нас Луна прибывает и убывает рогами вбок, а в Непале вверх и вниз. В такую гималайскую ночь мы сидели во дворе отеля и... Как это сказать... Лёша и Артём музицировали. Лёша играл на гитаре, а Артём на флейте. Мы, значит, сидим в двух шагах от семитысячников, где ветер поднимает с вершин снежные флаги, смотрим на алмазные звёзды и слушаем дуэт гитары с флейтой. 
Гитару я и Лёша выпросили у пятнадцатилентнего сына хозяина маленькой лавки с продуктами по пути в мою гостишку. За пятьсот рупий нам её одолжили на одну ночь. И просили беречь как зеницу ока. "В этой гитаре вся моя жизнь!" - сказал мальчик, торжественно передавая инструмент Лёше. 
В гитаре, похоже, и правда была душа. Сухая, с трещинками, шестиструнная наигрывала русские песни, как будто делала это всегда. 
Перед завозом на старт с Лёшей пошли возвращать гитару. Струны бодро звенели под пальцами. Маршируя из "Элины" к "Трек энд Клаймб", мы на пару запевали "Одинокую гармонь".
- Веет с поля ночная прохлада,
С яблонь цвет облетает густой,
Ты признайся, кого тебе надо,
Ты скажи, гармонист молодой!
На нас косились непальские собаки. За ночь налаялись, подвывать уже лень. 
Сестре понравились непальские фенечки. Нужно привезти невообразимое количество непальских браслетов. И ещё одно сари для меня. 
Я хочу услышать как говорит гроза в Гималаях. 
Когда приходит гроза, кажется, что небо падает на горные пики. Сейчас оно расколется и обломками покатится в долины. 
Ливнем сотрёт из воздуха молочную взвесь, смоет и растворит её в каплях, ручьи с переулков утекут в Феву. До переразвития мы не только приземлились на штатный лендинг, но и добрались до гостиницы. Сидим на веранде, смотрим на горы. А в середине между тучами над озером просвет. И оттуда в воду бьёт яркий, оранжевый по краям луч. 
В выходной от полётов я хочу вдоволь нагуляться по непальским лавкам. Терпеть не могу сувениры. За исключением непальских жестяных чайников с цветной мозаикой, молитвенных барабанов, всякой ювелирки. Ювелирку надо искать. Такую, чтобы не в каждой лавке одинаковое. Особенное можно найти. Я расставила точки в приборе. 
Я хочу крутить поток и читать сверху: "Namaste pilots". 
Я хочу идти с лендинга пешком по жаре и пыли и думать, что надо бы вечером взять заодно ещё и флиску. Вчера что-то было прохладно, не простыть бы, как тогда, когда целый лётный день пришлось потратить на лечение от простуды. 
Проснулась под двумя одеялами. В восемь утра в дверь постучали. Старые петли скрипнули и в открывшейся узкой щели, против солнечного света, возникла знакомая фигура.
Парапаша спросил:
- Ну как твоё никчёмное здоровье?
- Убирайся, мерзавец!
- Я вижу тебе полегчало! Чтобы сегодня под базу выкрутила! 
Высокие, высокие отношения у нас со старшим инструктором. Под базу так под базу. Только бы быстрее набрать в стартовом. Отвисеться можно и над антенной. 
Теперь у меня есть Лёнин полётный фотик. 
Но всё равно не получится фотографии лучше, чем эта, сделанная Женечкой с нижнего старта. Вот этот красный параплан - это я. 

- Я бы хотел, чтобы ты поехала в Испанию, а не в Непал!
- Паша, с чего это вдруг?
- В Непале ты уже не раз была, а в Испании ещё нет! 


Создать сайт
бесплатно на Nethouse